Кому выгодна откровенная ложь о переговорах между Минском и Москвой? Рубрика «Антифейк»

Кому выгодна откровенная ложь о переговорах между Минском и Москвой? Рубрика «Антифейк»

Кому выгодно разбавлять нефтяную бочку ложкой дёгтя? Переговоры в Сочи предваряла массированная информационная атака. И что любопытно, громкими и откровенно фейковыми заголовками пестрели новостные ленты не просто каких-то ангажированных изданий, но и ведущих российских информагентств. Где грань между заблуждением, больной фантазией и осознанной фальсификацией?

Нефть – тема модная. Даже ленивый не против бросить пару углеводородных фраз в общую топку разговора. А уж за столом наши люди и вовсе, как заправские трейдеры, обсуждают цену барреля и спорят о преимуществах марки Brent над российской Urals. И обязательная тема: за кем всё же правда в нефтяных переговорах – за Минском или Москвой?

Спорят отчаянно, даже во время перекуров не унимаются. Аргументы приводят. Только не свои, а те, что услышали по телевизору или вычитали в интернете. А там идёт настоящая война. Не за нефть! А за умы и сердца людей, которые в итоге решают, кто же здесь прав. Слова-пули, цитаты-ракеты и массированная бомбардировка фейками.

Фальшивой начинкой заполняют любой заурядный инфоповод. Показательный пример был на этой неделе. Ведущие российские информагентства вышли со скандальными заголовками. Как всегда, коверкая название нашей страны, они заявили, что мы ограничили поставки их нефти на Запад. Мол, затеянный белорусами ремонт трубопровода – повод надавить на Москву в переговорах. И если одни СМИ вкладывали эту версию в беспринципные уста экспертов, то другие прямо заявили, что коварные белорусы специально перекрыли прокачку.

Всё оказалось с точностью до наоборот. «Дружбу» на этой неделе перекрыли сами россияне. Именно на российской территории трубопровод лопнул и дал течь, там же, в России, снизили давление в трубе и стали её чинить. Раз уж прокачку притормозили, то и белорусы решили не ждать планового ремонта своей части трубы и сразу подлатать участок на Гомельщине, чтобы потом не пришлось перекрывать снова.

Этот фейк с трубопроводом был рассчитан как на международное сообщество, так и на простых россиян, для которых Александр Лукашенко – непререкаемый авторитет по результатам любых опросов. И вот выбрасывают «дезу» – мол, посмотрите, белорусы не такие надёжные и ответственные, как все считают.

Нет уж! Мы за свои слова отвечаем и ожидаем того же от соседей, поэтому простые люди в России услышат от нас правду.

И белорусы тоже задумаются о том, как на них пытаются влиять. Чего стоит история с заправками «Лукойл» в Беларуси. В этой российской сети бензоколонок вдруг решили ввести лимит на продажу топлива. Посыл якобы такой: мы не уверены, что белорусские НПЗ нас обеспечат оптом, поэтому урежем розницу. Никаких реальных причин для этого не было. Топливо не заканчивалось. Поэтому попытка лимитировать количество литров в одни руки – это даже больше, чем фейк. Есть заштампованное, но очень чёткое словосочетание – дестабилизация обстановки.

Примечательно, что история с заправками началась буквально на следующий день после трубопроводного фейка, то есть бьют кучно, чтобы не успевали отстреливаться.

И ещё один примечательный момент, который успели заметить в отрасли: интенсивность фейковой бомбардировки прямо пропорциональна интенсивности переговоров по нефти.

В 1990-х годах российский политик Павел Бородин произнёс многозначительную фразу про нефть: «Не так кормит труба, как её ответвления». С тех пор ответвлений стало гораздо больше, но те, кто на них сидит, так и не смогли наесться. Просто аппетит растёт следом. И даже те самые премии и бонусы от каждой тонны, которые российские компании требовали с белорусов, не утолят этот голод.

Простых людей к своему столу торговцы чёрным золотом не подпускают. Их кормят информационной лапшой. Помните это – и тогда их фейковые бомбы лопнут, как мыльные пузыри.

https://ont.by/news/komu-vygod…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Кому выгодна откровенная ложь о переговорах между Минском и Москвой? Рубрика «Антифейк»