Украина становится в «позу Дуды» перед Варшавой

Украина становится в «позу Дуды» перед Варшавой

В существующей конструкции ЕС Польша хотя и не является самым слабым звеном, но чувствует себя не слишком уютно. Претензии на свой особый путь являются для Варшавы естественным состоянием исторически несостоявшейся восточноевропейской империи. Эти амбиции были использованы в период борьбы коллективного Запада с коммунистическим лагерем, в которой Польше была отведена важная роль. Однако в новых условиях добывать экономические преференции Варшаве становится все сложнее. Ее политическая роль для Евросоюза является периферийной, а отношения с ключевыми европейскими партнерами, в том числе ФРГ, непрерывно осложняются.

Германия вполне естественно занимает в экономике Польши особое место. И не только потому, что более 700 тысяч поляков сегодня трудятся в ФРГ. Берлин — крупнейший торговый партнер Варшавы, а немецкий капитал занимает первое место среди иностранных инвесторов, действующих в Польше. Немецкие прямые инвестиции в Польше составляют около 30 млрд евро. Самые мощные немецкие концерны: E. ON, Siemens, Deutsche Telekom, Allianz, Volkswagen, Bayer — уже давно и прочно укоренились на польском рынке. Немецким компаниям, в частности, принадлежит 90 процентов польских СМИ.

Тем не менее Польша не стесняется идти ва-банк в диалоге с влиятельными соседями. Актуальные претензии Варшавы к Берлину касаются в первую исторической политики и «нерешенной» проблемы военных репараций (по подсчетам польских экспертов, речь может идти о сумме в 850 млрд долларов США). Помимо этого, речь идет о признании поляков, проживающих в Германии, в качестве национального меньшинства. В свою очередь немецкое меньшинство в Польше недовольно тем, что его сравнивают с польским, ведь они считают себя людьми, живущими на своей исторической родине.

Так или иначе Польша избрала тактику последовательного поднятия ставок в торгах с европейскими партнерами, даже рискуя получить неформальный статус изгоя в глазах лидеров старой Европы. Взамен Варшава претендует на региональное лидерство, рассчитывая на козыри в лице особых исторических связей с англосаксонской элитой. И конечно же, уповая на заступничество Большого американского хозяина. Не зря знаменитая «поза Дуды» за столом у Трампа стала ярким мемом, символизирующим вассальную зависимость Варшавы от Вашингтона.

Однако упомянутая оперетта восточноевропейского масштаба на польской сцене разыгрывается во времена больших перемен в международной политике. Стратегические отношения Варшавы с Вашингтоном не то чтобы ставятся под сомнение, но претерпевают определенную трансформацию. Политика Дональда Трампа и американских «традиционалистов», которых он представляет, становится предельно прагматичной. И если, например, в вопросах «Северного потока – 2» и поставок американского сжиженного газа Польша занимает выгодную Штатам позицию, это абсолютно не означает автоматическую поддержку заокеанских друзей в решении противоречивых исторических проблем в отношениях Варшавы с соседями.

Удастся ли Польше натянуть свою потрепанную, но гоноровую идеологическую сову на «глобус мира», в котором понемногу начинают проглядываться контуры нового «пост-ялтинского» миропорядка? Тем более что, к ужасу многих польских политиков, в контурах этих снова вырисовывается образ влиятельной в глобальном масштабе России. Что очень сильно расходится с тихими польскими мечтами об очередной экспансии на Восток, в рамках которой Польша в числе других западных «колонизаторов» могла бы «окультуривать» по западным лекалам «дикие» пространства вплоть до Урала. Именно поэтому Варшава пытается ловить исторический «хайп» не только в диалоге с Германией, но и в отношениях с Москвой.

Так, глава правящей партии Польши «Право и справедливость» Ярослав Качиньский в интервью Bild 25 января заявил, что Россия и Германия должны заплатить компенсации за разрушение Польши во времена Второй мировой войны. При этом он подчеркнул, что при жизни нынешнего поколения Москва признает свою ответственность в том числе и за «уничтожение экономики Польши, дорог, заводов, исторических зданий и культурных ценностей». Но «наши требования не имеют срока давности», и «Россия должна платить». «Это был сталинский Советский Союз, который 17 сентября 1939 года набросился на Польшу. Это были советские солдаты и палачи НКВД, убившие в 1940 году в Катыни и в других местах сотни тысяч польских офицеров. Но поляки как жертвы, а русские как преступники — такая роль Путину не нравится», ― сказал Качиньский.

Сегодня нет смысла дискутировать с польскими политиками о том, насколько Советский Союз «уничтожал» экономику Польской Народной Республики. Для людей, имеющих совесть, достаточно будет упомянуть о шестистах тысячах душ человеческих «инвестиций», «выгодно вложенных» в освобождение Польши от гитлеровцев. Вопрос в том, насколько перспективной может быть для Польши такая игра на повышение «исторических ставок»? Учитывая, что попытки переложить ответственность за Вторую мировую войну на СССР (читай — современную Россию) стары, как фултонская речь старика Черчилля. Вдобавок ко всему, игры в восстановление исторической справедливости разворачиваются в контексте оценки преступлений Холокоста. Что лишь подчеркивает политическую безответственность и авантюризм их инициаторов.

Тем не менее Варшава упрямо игнорирует опасность максимально осложнить отношения с Германией (ЕС) и Россией одновременно. Твердо следуя заданным еще добрых полвека назад установкам США на создание «санитарного кордона» из стран-лимитрофов от Балтики до Черного моря, Польша все еще надеется возглавить этот «союз». И даже недвусмысленные намеки Вашингтона на то, что возможные конфликты и споры с Москвой отныне придется решать самостоятельно, Варшаву не останавливают.

Что же заряжает оптимизмом польских политиков? Солидарность прибалтийских «тигров», раскачка ситуации в Белоруссии, ну и, конечно же, вассальная преданность Украины, которая на пути в потенциальные изгои Евросоюза дышит братской Польше в спину.

Украина, вполне возможно, хотела бы выстраивать отношения с Польшей по некоторому подобию польско-немецких. Чтобы Варшава выступила для Киева спасителем экономики, а также волевым усилием «впихнула» Украину в Евросоюз. Но правда заключается в том, что такая идеалистическая модель для Украины заказана. И не только потому, что потенциалы Польши и Германии несопоставимы. Для ЕС Украина является глубоко периферийной проблемой, которую купируют минимальной кровью. Польша также никаких серьезных инвестиций в развитие данных территорий (и поддержку украинского суверенитета) на данном этапе не планирует.

В этом нет необходимости. Ведь по факту Украина уже давно и прочно исчезла с польских радаров, отслеживающих потенциальных экономических конкурентов. Эксперт украинского Института общественных исследований Павел Вернивский приводит такие красноречивые цифры для сравнения: в 1993 экспорт Украины и Польши был примерно на одном уровне ― 16 и 17,5 млрд долл. За 25 лет экспорт Польши вырос в 19 раз — до 325 млрд, экспорт Украины чуть больше, чем в три раза, ― до 59 млрд. Варшава лидирует по всем направлениям: экспорт техники (51 против 4,5), автотранспорта (31 против 0,7), металлов (21 против 11,4), химической продукции (15 против 1,75). И только растительной продукции Украина экспортирует больше — 9,48 против 5. Таким образом, Польша обогнала Украину даже в тех отраслях, где Украина изначально была сильнее. Таких, как машиностроение и авиастроение. И сейчас Польша в основном экспортирует товары с высокой добавленной стоимостью, а Украина — сырье.

Польской стороне остается соблюдать экономическую дистанцию, развивая гуманитарные контакты и грантовые проекты, расширяя сеть неформального влияния и лояльности среди украинской верхушки. Варшава хорошо видит и читает внешнеполитические маневры своего слабого и нищего восточного соседа. Неформальный статус «адвоката Украины», который так трогательно многие годы поддерживали в Киеве, сформировал хорошие условия для отжима Польшей «малой доли» во многих политических и экономических схемах по эксплуатации создающейся на наших глазах украинской колонии. Которая хоть и не является исключительно польской, но по мере дальнейшей деградации становится все более покорной и удобоваримой.

Поэтому во время визита в Польшу 27 января президент Владимир Зеленский фактически отрепетировал «позу Дуды» перед польским истеблишментом. И ключевым элементом этой раболепной позы стала однозначная поддержка позиции Польши в вопросах неоднозначной трактовки Второй мировой войны. «Польша и польский народ первыми почувствовали на себе сговор тоталитарных режимов. Это привело к началу второй мировой войны и позволило нацистам запустить смертоносный маховик Холокоста», ― недвусмысленно заявил глава украинского государства.

В продолжение освоения «позы Дуды» Украина в лице Зеленского согласилась совместно с польскими друзьями праздновать 100-летие почитаемого в современной Польше «чуда над Вислой». Забывая, что после всех этих «чудес» времен Гражданской войны петлюровская Украина приказала долго жить, а Польша прекрасно обустроила свою границу с Советской Россией. И Советской Украиной. А вот Галиция и Волынь в составе Польши Пилсудского ни о какой автономии даже не мечтали. Осознает ли Зеленский, что своими руками (точнее, языком) выталкивает свою страну из созданной Советским Союзом «зоны геополитического комфорта» на зыбкую почву территориальных претензий, разнообразных реституций и репараций? Хочется, конечно, верить, что нет. Иначе…

Польские пассажи Зеленского вызвали волну вполне предсказуемой критики как внутри страны, так и за границей. Они, естественно, не остались без внимания в Москве. Нацистский каминг-аут Зеленского спровоцировал вполне объяснимое «зависание» вопроса о возможном приглашении Россией украинского президента на парад в честь 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. Что само по себе стало серьезным персональным предостережением в адрес Владимира Александровича. От которого рукой подать до «почетного» статуса политика, «нерукопожатного» в Кремле. Конечно же, хитросделанное окружение Зеленского склонно, по обыкновению, трактовать эту ситуацию как очередное «китайское предупреждение». Но, как хорошо известно более искушенным политикам, незнание и наивность от наказания и последствий не спасают.

Ну, хорошо. Допустим, что дикое российское мнение цивилизованные европейские демократии в Варшаве и Киеве мало волнует. Но будет ли засчитан украинский «прогиб»? Насколько нравится Варшаве такая прыть новоявленных вассалов? Что, в конце концов, сможет выиграть в этой ситуации Украина?

Ведь упомянутый «прогиб» в «позе Дуды» не стал сенсацией. Его анонсировал еще накануне визита заместитель министра иностранных дел Украины Василий Боднар, который в интервью «Зеркалу недели» заявил: «Сегодня мы стали свидетелями новых попыток России манипулировать историей, чтобы в этот раз ударить в спину Польше. Путин и его приспешники развернули масштабную пропагандистскую кампанию по обвинению Польши в антисемитизме и ответственности за начало Второй мировой войны. На эти фальшивые упреки реакция украинской стороны должна быть однозначной: мы солидарны с Польшей!»

Кроме прочих пассажей о многовековой украинско-польской дружбе, Боднар также добавил важную для понимания риторики украинской власти вещь: «Украинцы, поляки и другие народы Центральной и Восточной Европы убедились на собственном примере, что советский режим на самом деле не принес ожидаемой свободы и независимости, уважения к правам человека и вообще к человеческой жизни как наивысшей ценности. А, наоборот, развернул репрессии против национально-освободительных движений Украины и Польши, широких слоев гражданского населения».

Таким образом, украинская сторона не только защищает польских партнеров от «обвинений в антисемитизме», но и пытается реабилитировать «национально-освободительные движения» по обе стороны Буга, во многом замешанные в преступлениях Холокоста. Существующая до сих пор историческая трактовка событий Второй мировой войны не давала оснований для обвинения в преступлениях против человечности Украины как государства. Но желание не только «замять» тему, но и нагло добиться реабилитации своих «национальных героев» может в перспективе привести к непредсказуемым последствиям. И кажется, в Польше это понимают лучше, чем на Украине. И дело не только в том, что полякам не по пути с Бандерой, память о котором оскорбляет их национальные чувства.

Невозможно отрицать, что в «окончательном решении еврейского вопроса» участвовали как польские, так и украинские добровольцы. На руках польских националистов кровь евреев Едвабне и нескольких десятков других местечек. Каждая четвертая жертва Холокоста проживала на территории современной Украины. И их потомки хорошо помнят как тех украинцев, которые пытались евреев спасти, так и тех, которые приходили их убивать в составе походных бригад ОУН и других бандитских формирований.

В контексте операции по переписыванию истории Украина потакает Польше в попытках возложить вину за Вторую мировую войну, и даже Холокост, на Советский Союз (прямая выгода для Польши — «безобидной жертвы» тоталитарных режимов). И таким образом — на современную Россию как «стратегического врага» обеих стран. Но «под шумок» Варшава может реализовать вполне рациональную попытку переложить основную ответственность за преступления Холокоста на украинскую сторону. Тем более что Киев, сознательно или нет, сам создает тому предпосылки. Ведь на кону не только вопросы исторической репутации (хотя в Варшаве хорошо помнят, насколько трудным был путь установления исторического примирения Польши с Израилем на заре «демократизации» 80–90-ых годов прошлого века). Перспективы фокусируются на возможной реституции утраченного евреями на бывших польских, а теперь украинских землях имущества. По предварительным оценкам, на общую сумму 300 млрд американских долларов. А тут есть над чем подумать.

Стоит напомнить, что январским откровениям Зеленского в польском Освенциме предшествовали острые замечания посла Польши в Киеве Бартоша Цихоцкого о недопустимости чествования Украиной Бандеры и других «героев национально-освободительной борьбы». И какую бы позу ни принимала Украина, коренная идеология польской государственности никогда не позволит Варшаве смириться с преступлениями украинского национализма. В этой связи надежды действующего украинского режима на прочный и плодотворный союз с Польшей тщетны. И границы толерантности Варшавы по отношению к националистической Украине демаркируются исключительно экономическими интересами последней. Которые Польша рассматривает рационально и стратегически.

Таким образом, Украину и Польшу не сталкивают лбами, как модно нынче заявлять в «идеологически правильной» среде экспертов и дипломатов, намекая на козни коварной Москвы. Скорее Украина движется Польше «в лоб» по естественным причинам, обусловленным деградацией политической модели и экономическим упадком. При этом Варшава не возражает и в целом контролирует процесс. Да и польский «лоб» настолько крепче украинского, что даже в этом своем искреннем движении Украина, кроме «позы Дуды», уже ничего Польше продемонстрировать не может. Традиционно от столкновения с Польшей эти земли в конечном итоге спасала Россия. И даже если речь не идет о военном противоборстве, кто готов будет вступиться за Украину сейчас? В ответ — тишина. И полное сознательное забвение уроков истории со стороны украинской власти.

А тем временем украинско-польский союз крепнет на глазах, особенно на низовом уровне. В ночь на 30 января злоумышленники закрасили краской восемь исторических надписей на польском языке на фасаде детской библиотеки «Под Высоким Замком» во Львове. «Эти надписи имеют большую ценность. Мы их только недавно отреставрировали. Эта библиотека — гордость города, ведь является одним из старейших зданий Львова. Такой акт вандализма должен быть наказан», ― считает директор библиотеки.

С другой стороны, по данным аналитического центра «Европа без барьеров», «количество отказов гражданам Украины во въезде в Польшу в 2019 году составило 58,5 тысячи, это на 25 процентов больше, чем годом ранее. Основные причины таких отказов — это неподтвержденная цель поездки (34,9 тысячи граждан) и недостаток средств (12,8 тысячи граждан)».

Ну и в заключение, что же мы слышим из Варшавы по прошествии недели после эпохального визита Зеленского? Невзирая на продолжение обмена упреками с российской стороной в исторических вопросах, министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович неожиданно заявляет, что власти Польши должны наладить диалог с Россией. «Мы, в конце концов, соседи», ― говорит он.

Президент Зеленский готовится снять ремейк «чуда над Вислой» и лично выступить в роли Петлюры? Выносите «Оскар» на сцену!

Войцех Михальски

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Украина становится в «позу Дуды» перед Варшавой