Россия использует период низких цен для создания нового нефтяного рынка

Россия использует период низких цен для создания нового нефтяного рынка

Период низких цен на нефть можно оценивать двояко, считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

Низкие цены никому не выгодны

Глава «Газпром-нефти» Александр Дюков рассказал о плюсах низких цен на нефть и заметил, что они не очень хороши для рынка, но одновременно могут оздоровить его. Например, убрать проекты с высокой себестоимостью и выправить производство нефти в мире.

«Рациональное зерно в заявлении Дюкова, безусловно, есть. Здесь в последнее время происходило следующее – из-за действия соглашения ОПЕК+ многие инвесторы предполагали, что в случае снижения цен участники данного договорного пакета сразу уменьшат свою добычу. Они рассчитывали на то, что этот механизм позволит долгое время держать цены на высоком уровне», – констатирует Юшков.

Из-за этого во всем мире делались инвестиции в нефтяные проекты, которые были на грани рентабельности. Таким проектам выдавались кредиты, покупались их акции и совершались другие протекционистские действия.

«Многие инвестиции в добычу нефти были рискованными, но уверенность инвесторов в том, что ситуация с ценами будет нормальной, делала их реальностью. Дорогие проекты получали деньги, начинали добычу нефти и вместе с ней выходили на рынок. Дюков говорит об этом, поскольку низкие цены на нефть уберут именно такие проект и поубавят оптимизм инвесторов, которые после такого развития событий много раз подумают, куда вкладывать свои деньги», – заключает Юшков.

Россия использует период низких цен для создания нового нефтяного рынка

Мы это прекрасно видим по сланцевому рынку в США, но рассчитывать на то, что он разрушится, не стоит. Там производство застраховано и пользуется прямой поддержкой государства, имеющего колоссальные финансовые ресурсы.

«Сегодня ясно, что какие-то долги не вернутся банкам, какие-то из этих банков обанкротятся, но с другой стороны мы помним, что точно такая же ситуация была в 2015-2016 годах, после чего был подписан первый вариант соглашения ОПЕК+», – резюмирует Юшков.

На момент падения в 2015-2016 годах ситуация для инвесторов была еще хуже, поскольку нефть плавно опустились со 110 долларов за баррель до 27. Такой опыт не помешал инвесторам снова начать вкладывать деньги в добычу после того, как было подписано соглашение ОПЕК+.

«Поэтому прививка низких цен от дорогой добычи нефти, не очень сильно и работает. Как только цены пойдут вверх, подобные начинания также пойдут в гору, а если Дюков намекает на американские сланцевые проекты, то их особенность заключается в том, что как только там добыча выходит за рамки рентабельности, они сразу закрываются. Буровые останавливаются, но после возобновления роста цен, они снова запускаются, причем буквально в течение двух-трех недель», – констатирует Юшков.

Россия использует период низких цен для создания нового нефтяного рынка

Именно в этом заключается феномен сланцевой добычи в контексте современного нефтяного рынка, и с ним бесполезно бороться.

«Поэтому можно найти плюсы в период низких цен на нефть, но минусов, особенно для российского бюджета, значительно больше. Если в условиях ОПЕК+ у нас был профицитный бюджет, а резервные фонды пополнялись, то теперь в России возникает риск дефицита доходной части», – заключает Юшков.

Игорь Валерьевич считает, что такие способы борьбы с неэффективными проектами выйдут чрезвычайно дорого для производителей нефти.

Низкие цены критично ударят по малым участникам рынка. Oxford Economics назвала Бахрейн, Мозамбик, Оман и Алжир наименее подготовленными странами к наступившему в начале марта новому периоду низких цен на нефть, а вот если брать западные инвестиционные проекты, то они обанкротятся на уровне конкретных компаний, но не всей отрасли.

Россия использует период низких цен для создания нового нефтяного рынка

Россия хочет убрать с рынка дорогую добычу

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» пришел к выводу, что наша стратегия по ОПЕК+ была направлена на постепенный выход из этого соглашения.

«Россия делала ставку на сохранение своей квоты в ОПЕК+, но в силу того, что наши партнеры по соглашению не захотели соглашаться с такой стратегией Москвы и делали ставку на уменьшение квот, случился данный конфликт. Мы не пошли на снижение квоты на 300 тысяч баррелей в сутки, после чего соглашение не было продлено», – резюмирует Пикин.

Соглашение ОПЕК+ действует до первого апреля, после чего оно прекращается и стороны могут наращивать свою добычу. Об этом заявили, как в Saudi Aramco, так и в нашей ведущей компании «Роснефть».

«Стратегия России во многом направлена на то, чтобы убрать с рынка дорогостоящие проекты, причем необязательно сланцевую добычу в США. Это битумные пласты в Канаде, шельф в Бразилии и многое другое, что развилось в мире в последние годы», – констатирует Пикин.

Россия использует период низких цен для создания нового нефтяного рынка

Сергей Сергеевич отмечает, что разговор здесь идет о тех проектах, которые стали рентабельными в период действия ОПЕК+. Именно они привели к тому, что цены на нефть стали снижаться, а также к известным требованиям саудитов.

«Эти проекты можно назвать «группой 60+», причем как по марке Brent, так и по марке WTI. Только американская добыча за последние годы выросла на 4 млн баррелей, поэтому российская стратегия рассчитана на то, чтобы понизить цены на нефть на тот уровень, когда они не будут окупаться. На это накладывается стагнация или даже снижение потребления нефти в мире, что приведет к отрезвляющему ценовому шоку», – заключает Пикин.