Трансмутация побеждённых

Трансмутация побеждённых

В Берлине всё спокойно…

Последние годы, особенно в преддверии великого праздника, у нас всё громче раздаются голоса, что там, на Западе, не только стали забывать, какой народ принёс самые большие жертвы на алтарь Победы, но и вообще переписывают историю войны, называя чёрное белым и безжалостно перевирая факты. Всё это и так, и не так. То, что европейцы и прочие представители западного мира, мягко говоря, по-другому видят историю Второй мировой, это правда. Неправда то, что началось это лишь пару лет назад. И на самом деле всё не столько печально, сколько поучительно, но начнём по порядку.

Итак, Германия ― однозначный агрессор, зачинщик, виновник и всеми безусловно порицаемый участник тех событий. Я не стану делать модные нынче толерантные реверансы в сторону немецкого народа, отделяя, так сказать, кровожадный нацистский режим от населения, которое этому режиму в большинстве своём рукоплескало. Я в принципе не очень понимаю этих разговоров: мол, люди там нормальные, практически братья, это власть у них такая. Как по мне, всё это несусветная пропагандистская чушь и ересь. Если народ живёт при режиме и не пытается ему противиться, значит никакой разницы между народом и режимом нет. Впрочем, тезис «не мы такие, жизнь такая» весьма популярен не только у нас, но вернёмся к немцам.

По итогам той войны Германия и как страна, и как народ, огребла по полной. И если экономическую мощь государства собственным трудолюбием, щедро политым американскими деньгами, восстановить и даже приумножить вполне удалось, то по воинственному духу германской нации был нанесён сокрушительный удар. Хотите называйте это моральной кастрацией, хотите ― лоботомией, но тех немцев, которые, как нас учит история, никогда не стеснялись брать своё, точнее чужое, исключительно силой, больше нет. И этому предшествовала огромная и сложная работа по денацификации целого народа, после которой у среднестатистического потомка псов-рыцарей выработалась стойкая идиосинкразия к любым захватническим помыслам и постоянный комплекс вины.

Когда немцам приходится говорить о войне, у них сразу же меняется голос, выражение лица и, смею предположить, биохимический состав крови. Никаких попыток даже из новомодных гуманитарных соображений оправдать преступления нацизма, нацистский механизм в целом и все его винтики в частности нет и в помине. «Третий рейх ― однозначное зло, и мы, немцы, навсегда в этом виноваты» ― как-то так.

И это с моей стороны отнюдь не преувеличение или желание не замечать негатива. Нет, неонаци там есть, но их реально совсем немного, и повестку дня, как на той же Украине, например, они не диктуют. Это совершенно маргинализированное сообщество где-то на задворках немецкой действительности. Наоборот, практически всё, что относится к истории Третьего рейха, превращено, скажем так, в памятные сооружения для осуждения нацизма. В том же Нюрнберге, где мне довелось когда-то прожить несколько лет, до сих пор существует так называемое Reichsparteitagsgelände, то есть «Территория съездов НСДАП» ― своеобразный нацистский Дворец съездов, если хотите, только разделённый на несколько зданий и локаций. По нему водят экскурсии, рассказывают об ужасах нацизма. Простые горожане, спешащие по своим делам, обычно стараются как можно быстрее пройти мимо того же «Стадиона», на котором проводились нацистские парады, как если бы это был дом с привидениями.

И в общем, это неудивительно. Со школьных лет на уроках истории им вдалбливают в голову правильные посылы о том, каким мировым злом был германский нацизм и в каком неоплатном долгу находится Германия пред многими народами Европы, в особенности перед еврейским. Но увы, на этом хорошие новости у меня для вас закончились. Начинаются плохие…

Уроки истории auf deutsch

Начнём с того, что в тех же самых учебниках истории, где сказано о холокосте и прочих ужасах нацизма, Восточный фронт, то есть война с Советским Союзом, обрисован лишь схематически, в числе прочих. Ни о каких зверствах нацистов, не касающихся еврейского вопроса, на нашей с вами родине там не говорится. Никакой тебе белорусской Хатыни или украинской Корюковки, где отрядами СС, украинской вспомогательной полицией и солдатами венгерской 105-й легкой дивизии было уничтожено около 6700 человек, ― ничего такого немецким школьникам не расскажут. Оттого и появление в бундестаге Коли из Нового Уренгоя с его проникновенными речами о «несчастных немецких солдатах» не вызывает у бундесграждан ни протеста, ни даже удивления.

Весь ход войны с СССР изложен сухими фактами дат, битв и количества войск. Сталинград упомянут, это да. Курск ― нет. Про Москву пишут, что не взяли, про блокаду Ленинграда не вспоминают вовсе. Зато про войну на Западном фронте написано гораздо более полно: и про Францию, и про Англию, и о «подводной» войне в Атлантике ― очень много и с кучей подробностей. О высадке союзников в Нормандии ― целый параграф. Имена американских генералов и военачальников повторены неоднократно. Для сравнения, о Жукове вспоминается лишь дважды ― в абзаце о взятии Берлина и в строке о церемонии подписания капитуляции, где его имя, опять же, лишь в числе прочих представителей держав-победительниц, через запятую.

Стоит ли после этого удивляться, что в голове обычного немца войну реально выиграли американцы. А русские? А что русские? Они «непонятно как» потеряли около 27 миллионов человеческих жизней, об этом, кстати, тоже сказано в одном коротком предложении. И после этого плохо образованные выпускники немецких школ пишут статьи в журналы о том, что никакой битвы на Курской дуге вообще не было. А под Прохоровкой состоялась лишь малозначительная перестрелка с применением тяжёлого вооружения и нескольких единиц бронетехники с обеих сторон. Ну что тут скажешь. Их так учили…

И тем не менее нынешний тренд по пересмотру истории для немцев не определяющий, и в главном всё остаётся по-прежнему. Ну а то что в Европарламенте появляются полудебильные постановления, где Россию обвиняют в развязывании Второй мировой войны, так там не немцы воду мутят, хотя, надо признаться, русофобов среди их политиков тоже хватает.

«Европейские» СМИ

Европейская русофобия вообще штука прелюбопытнейшая, в некотором смысле она ― артефакт, то есть нечто искусственное и созданное намеренно. Скажем так, никакой природной русофобии, в отличие от тех же украинцев или поляков, у европейцев нет. Мы для них далёкие, дикие, угрюмые, непонятные и чем-то даже устрашающие, но для фобии этого маловато. Реальный зуб можно иметь только на соседа или родственника, который докучает тебе каждый день или раздражает тебя своими успехами и на фоне твоей собственной никчёмности заставляет тебя ненавидеть его ещё сильнее. На Западе нас могут не любить, но всё же это не то. А вот для того чтобы превратить просто лёгкое отторжение в жуткий страх, который неминуемо трансформируется в ненависть, в работу вступают европейские СМИ. Но европейские они разве что географически.

Все крупнейшие и влиятельнейшие немецкие издания, такие как Stern (звезда), Spiegel (зеркало), Die Zeit (время) и многие другие, немецкие только на словах. Все они так или иначе аффилированы с американскими структурами, названия которых весьма далеки от масс-медиа, но при этом так удивительно знакомы украинским исследователям событий зимы 2013–2014 годов: Агентство США по международному развитию (USAID), Германский фонд Маршалла США (German Marshall Fund of the United States) (российский Минюст признал его нежелательной организацией ещё пару лет назад), Американский совет (American Council), Атлантическая инициатива (Atlantic Initiative) и ещё весьма внушительный список фондов и вроде как неправительственных американских организаций, которые были, и это особо никто не скрывает, главными спонсорами киевского Майдана. Удивительно, не правда ли, где Германия и где Украина?

Неправда. Ничего удивительного в этом нет. Так или иначе, это всё «конторы», которые можно вполне отнести к «ястребам» Pax Americana, и всё, что противоречит интересам глобального доминирования США, для них априори враждебно и должно быть устранено. И в этом вопросе мы, Россия, на первом месте. А посему когда в феврале 2020 года Spiegel совместно с Bellingcat и Insider заявляют, что убийство Зелимхана Хангошвили в Берлине в августе 2019 года было организовано спецподразделением ФСБ «Вымпел» и что Центр специальных назначений ФСБ готовил для этого убийства «киллера-рецидивиста Вадима Красикова», то глупо не понимать, откуда растут ноги у подобного «расследования».

Или когда после трусливого сноса в Праге памятника Коневу чешская пресса «внезапно» начинает раскручивать не менее дурацкий скандал с русскими шпионами-отравителями, получившими приказ чуть ли не от самого Путина физически устранить придурковатого пражского мэра, это цветочки с того же госдеповского огорода. Чешские СМИ, как и любые другие в оккупированной американцами Европе, давно перестали быть национальными и отражать интересы страны принадлежности. Оттого и растёт диссонанс между отношением к памяти советского маршала простых чехов и их президента, с одной стороны, и чешских масс-медиа, с другой. Но повторюсь, нет в этом, к сожалению, ничего удивительного.

Pravda vítězí!

Но сказать, что во всём виноваты только проклятые газетчики, тоже будет неверно. Как бы заботливо ни были пророщены зёрна злобы и ненависти, почва для них тоже должна быть. И она, увы, есть. В отличие от наших «небратьев», здесь дело не в застарелом малороссийском ресентименте, а, скорее, в желании избавиться от чувства вины за собственные грехи. И речь опять же идёт о Второй мировой. Если немцы в общем и целом смиренно исполняют свою епитимью, то те же чехи давно мечтали от неё избавиться.

Их военная история весьма противоречива. Если на начальном этапе они вполне попадают в разряд жертв гитлеровской агрессии, да ещё и преданных «всем цивилизованным человечеством», то в годы войны они работали на нацистов с таким усердием, что чётко и недвусмысленно перешли в стан преступников или, по крайней мере, их активных пособников.

Воевали чехи, правду сказать, неохотно и весьма хреново. В ваффен-СС записывались без энтузиазма, не кровожадный народ, чего уж там, но зато работали от души, с огоньком, ни дать ни взять «стахановцы» Третьего рейха. Вот небольшая выдержка из исторического эссе на эту тему.

«К июню 1941 года вермахт был почти на треть укомплектован чешским вооружением. Чехами было собрано 25% всех немецких танков, 26% грузовиков и 40% стрелкового оружия. Чехи прилежно работали на Германию до самого конца. Производительность труда промышленных рабочих не уступала показателям немецких рабочих. От чехов немцы получили более 1,4 миллиона винтовок и пистолетов, свыше 62 тысяч пулеметов, около 4 тысяч орудий и минометов. Чешскими трофеями в 1939 г. было оснащено 5 пехотных дивизий вермахта, в 1940-м — еще 4. На 22 июня 1941 года бронетехника чешского производства составляла четвертую часть парка всех 17 немецких танковых дивизий 1-го эшелона ― 623 танка Pz.Kpfw.38(t). Чешская доля в бронетехнике вермахта росла вплоть до финала: с января по март 1945 г., трудясь на Гитлера по-ударному, рабочие Праги и Пльзеня дали 1136 из 3922 танков и самоходок, произведенных для Германии. Почти треть!»

Ну то есть, вы понимаете, невинных овечек сделать из них ну просто никак не получается. Да к тому же ещё и максимально вялые попытки народного сопротивления оккупации ― с партизанским движением у чехов тоже как-то не задалось. Самый громкий эпизод ― убийство нацистского упыря Рейнхарда Гейдриха, осуществлённое этническими чехами, состоявшими на секретной службе Её британского Величества ― закончился в день казни причастных к теракту и массового 200-тысячного митинга чехов на Вацлавской площади Праги… в поддержку Третьего рейха. И тут, как говорится, не отмажешься, недаром национальный девиз чехов ― Pravda vítězí! («Правда восторжествует!»)

А отмазаться всё-таки хочется, вот и приходится убирать памятник Коневу, чтобы глаза не мозолил, все заслуги Красной армии забыть и вообще объявить русских агрессорами, припомнив им 1968-й. И тут новая европейская повестка ― обвинить СССР в развязывании Второй мировой, да ещё и приравнять к нацистам, ― как нельзя кстати.

Кровавое наследство

Нынешняя тенденция понятна: активные попытки облить грязью Красную армию, СССР, русских ― не что иное, как оправдание европейцами собственной трусости и желание перейти из разряда палачей в разряд жертв. Но ведь существуют и более вопиющие примеры, когда народы и целые страны внезапно отказываются от звания Победителей и примыкают к лагерю побеждённых. И ярчайший из них ― государство Украина, что снова, увы, неудивительно. Неудивительно потому, что Украины, наследницы славных героев Великой Отечественной, больше нет и, на мой взгляд, в прежнем виде уже никогда не будет. Сегодня мы имеем дело с Украиной бандеровской, нынешние украинцы ― наследники УПА, а не Красной армии, и борьба с советским прошлым, с праздником Победы для них, по сути, экзистенциальная. Только избавившись от любых ассоциаций с СССР, они смогут окончательно переродиться в новых, полностью «свидомых» особей. А содержащиеся в речах нынешнего игрушечного президента упоминания про «Украинский фронт» и «Львовскую дивизию» ― не более чем атавизм и ритуальные экивоки, с тем чтобы процесс полной трансформации внука советского ветерана в наследника бандеровских зверюг прошёл как можно более плавно.

Нечто похожее мы видим и в современной Польше, которая предпочитает чистить себя не под героями «Гвардии Людовой», а продолжать дело юдофобов и антисоветчиков «Армии Крайовой». Кстати, интересный нюанс: эмигрантское правительство Польши пыталось в своё время придать этим формированиям некий европейский лоск и потому официально антисемитизм был весьма порицаем, в Армии Крайовой был даже создан специальный еврейский отдел. Но в реальности головорезы АК уничтожили польских евреев чуть ли не больше, чем сами нацисты, потому что звериное рыло животной юдофобии скрыть всё-таки не удалось. Природа взяла своё…

Гвоздь в крышку гроба

Ну, природа природой, а у истории свои законы. Зло, конечно, способно победить и даже восторжествовать, но лишь на время, хотя иногда это время может и затянуться. И тем не менее рано или поздно маятник качнётся в другую сторону. И тут уж только от нас зависит, насколько надёжно этим маятником в этот раз прибьёт гидру бандеровщины и русофобии. Это ровно тот самый случай, когда надобно самим не оплошать и крышку гроба всякого рода нациствующей нечисти заколотить понадёжнее.

Только тогда можно быть более-менее уверенным, что в дальнейшем получится избежать этой метафизической трансмутации преступника в жертву, палача ― в героя, а дерьма ― в золото. Иначе всё начнётся сначала…

Алексей Белов