Тайна перевала Дятлова: Разведчики каких спецслужб шли под видом студентов

Тайна перевала Дятлова: Разведчики каких спецслужб шли под видом студентов

Блогер Дегтерев: «Татуировки на теле — это специальный шифр или пароль»

Известный энтузиаст, исследователь трагедии, произошедшей на перевале Дятлова, и блогер Валентин Дегтерев, заинтересовался личностью одного из участников тургруппы — Семена Золотарева. Он определил, что татуировки на теле самого одиозного члена экспедиции — это специальный шифр или пароль. Действительно, биография этого самого старшего из студентов туриста изобилует несколькими белыми пятнами. Поэтому он и усомнился в ее подлинности.

Во-первых, до сих пор неясно, от кого он пришел в группу — даже это составляло для участников похода большую тайну. Бытует мнение, что Золотарев напросился в поход в самый последний момент — сначала он должен был идти с группой Сергея Согрина. И Игорь Дятлов (а определять состав экспедиции имеет право только руководитель) махнул рукой. Видимо, потому, что знал: Золотарев, выпускник Института физической культуры Белорусской ССР, являлся инструктором Коуровской турбазы. Вроде бы, сделал он это самостоятельно, по своей инициативе, но у Дятлова сложилось впечатление, что внезапное появление взрослого 38-летнего человека в чисто студенческом коллективе «кому-то» срочно понадобилось.

«С Семеном я впервые встретился на алтайской базе „Артыбаш“, где он работал инструктором. Это был 1956 год. Мы с группой сплавлялись по тамошним рекам. Познакомились, разговорились о туризме. Как лучше сплавляться, каким путем удобнее вернуться в Свердловск. Тогда я и не думал, что мы еще раз с ним где-то пересечемся, — вспоминал Виктор Богомолов, сотрудник оборонного предприятия НИИ автоматики в Свердловске. — Многие турбазы, где работал Золотарев, были привязаны к приграничным рубежам СССР — закавказские, закарпатские. Он даже что-то про Камчатку нам говорил. Устроиться на такие базы было не то что непросто, а крайне сложно! В приграничных районах в системе туризма могли работать только люди очень проверенные и нужные. И они там имели всякие привилегии, это считалась золотая работа. Эти работники, как правило, держались за одну базу долгие годы. А этот сменил аж несколько приграничных баз и всюду работал по несколько месяцев. Это как-то и настораживало. Имелись подозрения насчет его причастности к КГБ».

Так действительно: может быть, это внедрение нужно было нашим компетентным органам? Словом, уточнять Дятлов, которому тоже приписывали причастность к органам, не стал — себе дороже. И решил взять в группу фронтовика. Да, Золотарев воевал и, как настоящий ветеран, имел боевые награды. Но он не был местным, отношения к Уральскому политехническому институту тоже не имел. Приехал на Урал с Северного Кавказа. По словам очевидцев, студентов напрягала эта неопределенность, разница в возрасте и подозрения, что он сотрудник КГБ, и они его опасались. Но Золотарев сразу же попросил называть его «просто Сашей».

Что же касается его характера, то некоторые говорили, что Семен — открытый и приятный балагур, сверкающий при разговоре золотыми фиксами, а это было весьма необычно для того времени. Даже шутил, выдавая фривольные выражения сексуального характера. Другие же утверждают, что был он замкнутым и необщительным. Однако, несмотря на его фронтовую биографию, Валентин Дегтерев выяснил, что примерно с 1942 по 1944 годы о нем нет никаких достоверных сведений. И предположил, что, вероятней всего, Золотарев попал в плен и был завербован немцами.

Общеизвестно, что после войны многие из агентов фашистских спецслужб попали в так называемую Организацию Гелена — разведку, которую в 1945 году создал в побежденной Германии генерал-лейтенант Рейнхард Гелен. И, видимо, уже оттуда данные на завербованного шпиона были переданы «по наследству» американским спецслужбам. Захороненный на Ивановском кладбище Екатеринбурга Золотарев был эксгумирован в апреле 2018 года. И Валентин Дегтерев обратил внимание на следующее: во время эксгумации его рука была «исписана» татуировками.

«На руке имеется надпись: „Гена“, — отмечает блогер. — На тыле правого предплечья в средней трети татуировка с изображением „свеклы“ и буквы „С“, на тыле левого предплечья татуировка с изображением „Г. С ДАЕРММУАЗУАЯ“, пятиконечная звезда и буквы „С“, „Г+С+П=Д“ и цифра „1921“». Все это, по мнению Дегтерева, является шифром, паролем или специальным кодом. А точнее — «сочетанием шифра Морзе и фонетического алфавита „Альфа-Браво“, принятого в 1956-м году в странах НАТО». «Вероятно, он транспортировал какой-то важный груз, — считает энтузиаст, — или даже какого-то человека, обладавшего определенной информацией».

Исследователь предположил, что это понадобилось для того, чтобы обеспечить успех операции с привлечением самолета-разведчика, вылет которого США как раз планировали на конец 1950-х годов. Это может быть более чем вероятно, если вспомнить, что именно над Уралом 1 мая 1960 года был сбит такой самолет-разведчик с летчиком Гари Пауэрсом на борту.

«Фотографировать все подряд самолет не может. Кто-то должен установить маркерные радиомаяки рядом с особенно интересными объектами, — уверен Валентин Дегтерев. — Такой объект находился рядом со склоном горы Отортен. Человек, выдававший себя за ветерана войны Семена Золотарева, должен был установить маяк рядом с ним. Код, написанный им на руке, он должен был ввести азбукой Морзе и поставить маяк на цикличную передачу. Видимо, первый полет планировался в феврале 1959 года. Но, из-за гибели агента, маяк так и не был им установлен».

А мы, продолжая ход рассуждений исследователя, на целых 60 лет получили головную боль в связи с гибелью целой группы туристов. Но надежда на то, что эта головоломка будет разгадана, все же остается. Ведь она, надежда, как известно, умирает последней.