Закулисье российского телевидения: Нас заставляют делать из вас идиотов

Закулисье российского телевидения: Нас заставляют делать из вас идиотов
Фото: Скриншот страницы Николай Николай / vk.com

Примерно те же “хозяева дискурса” – интеллигентные, изощрённые, высококультурные гендиректора телеканалов – сделали свой выбор. Как и следовало ожидать, наиболее чётко сформулировал его самый высококультурный и самый изысканный Константин Эрнст, бессменный руководитель Первого канала.

Если ты насильно показываешь тот программный продукт, который нравится тебе или ты считаешь, что это правильно показывать миллионам телезрителей, – сказал он в интервью “Эху Москвы” 1 января 2006 года, – то человек, который принимает такое решение, довольно странный человек, он, видимо, решил, что может пасти народы. Вследствие того, что я себя не отношу к подобному типу людей, мы тщательно следим за пристрастиями аудитории. И если, увы, к моему огромному сожалению, аудитория безмерно радуется довольно примитивному юмору, ну, наверное, аудитории нужен этот тип телевизионного вещания для того, чтобы расслабиться.

ТВ как общеобязательный СПИД

За прошедшие 15 примерно лет принципиальное решение, принятое Эрнстом и Ко, удалось реализовать на все сто процентов.

“Дом-2” продолжает выходить на канале ТНТ, устойчиво собирая свою аудиторию – как постаревших первых фанатов, так и новых, в том числе детей старых. Но ему на смену пришли совершенно другие машины форматирования мозгов, о которых мы вспоминали выше. Выходящие в прайм-тайм на всех трёх массовых телеканалах, все эти “Пусть говорят”, “Пусть орут”, “Пусть хоть лопнут” и – да! – “Док Ток” с символической Ксенией Собчак ежедневно представляют нам в качестве социально одобряемого поведения уже не дебильность, неразвитость, бескультурье и пошлость. А низость, патологию, криминал.

Мне довелось (лет десять назад, повод был чисто политтехнологический) один раз в жизни принять участие в “Пусть говорят” с Малаховым. Скажу одно: от такой похмельной тошноты никакая водка не помогла бы. Самое главное, что я тогда понял: здесь не просто показывают скандал, мерзость и низость, здесь заставляют так вести себя “массовку”, подначивают участников и, если надо, покупают “звёзд”. Всех.

Кому-то нравится Алибасов и его “Нана” (не мне). Кто-то вырос на фильмах Джигарханяна. Кто-то смотрел не только “Белое солнце”, но и спектакли Театра сатиры, и сохраняет нежную любовь к Спартаку Мишулину. Кто-то помнит “Калину красную” и великого Василия Шукшина, что-то разглядевшего в своей жене Лидии Федосеевой. Так вот, они такие же, как Диана Шурыгина! Они такие же, как Ветчислав Запалдонов, 60-летний одноногий бисексуал, требующий алиментов от 14-летней Фатимы Кирдыкабзацевой, родившей ему семилетнего сына. Они такие же, как десятки отвратительных мразей, размазанных по детекторам лжи и ДНК-лабораториям от Москвы до самых до Украин.

И ты, вы, мы – все будьте такими же! У вас просто нет другого выхода. Двери заварены. Никакого “читающего большинства” больше не допустят.

Никаких больше знаний. Никакого духовного роста. Никакого различения добра от зла. Все заражены духовным СПИДом – дефицитом иммунитета, причём тем самым способом, которым в основном им и заражаются. Только через мозги.

Да, это в чистом (в грязном) виде дьявольщина. Но – как всегда у дьявольщины – есть множество циничных и якобы рациональных объяснений. Например, такое: люди с насильственно выключенными мозгами и совестью – идеальный материал для манипуляций. Пока они будут заглядывать в предлагаемые телевизором чёрные (и грязные) дыры, с ними можно делать что хошь – грабить, обманывать, строить, внушать любую чушь.

Но, как известно, дьявол – лжец и отец лжи. И со своими слугами, а особенно с преданными и талантливыми, он жесток беспредельно. Потому что люди, насильственно превращённые в зомби, уже не управляемы и не манипулируемы. С ними невозможно справиться ни во время кризисов, ни при пандемии, ни в голодные бунты – все каналы связи перекрыты! Кроме одного – агрессии, психоза, ярости и мести.

С обдолбанными, безграмотными, испуганными и сломленными людьми можно сделать многое. С дьяволом, выращенным в их душах и выпущенным на волю, нельзя сделать ничего. И никому.