Как Крым не захотел любить Украину на коленях

Как Крым не захотел любить Украину на коленях
Мы тебя научим Родину любить! Так могли бы сказать современные украинские идеологи, если бы у них в обиходе было такое понятие ― Родина. У них вместо этого есть хуторянская замена ― «Батькивщина». Как бы Отечество, но Отечество особенное ― уникальное. На Украине не говорят «на Отечественную войну» ― «на Батькивщинную». Говорят «Витчизняна», перекручивая на свой хуторянский манер слово «Отечество». В остальном все попытки украинских атаманов заставить любить Украину также перекручены и, если хотите, извращены. Патриотизм и любовь к Родине по-украински ― это обязательно стояние на коленях, грустные физиономии в дни скорби, преклонение перед культом похорон и вера в то, что Бандера придёт ― порядок наведёт. И вот эти свои извращённые чувства нынешний украинский гетманат старается распространить на окружающих, а особенно на Крым, который, по мнению современных укроидеологов, как никто, нуждается в этой самой любви к «Батькивщине».

Покуда Крым пребывал в составе Украины, с любовью к нему складывалось не особо. Крым украинских времён характеризовался земельными скандалами, особенно это касалось прибрежной полосы, буйством татарской диаспоры с опять же земельными скандалами и борзым поведением высоких чиновников, включая их родственников, естественно, с такими же земельными скандалами и самозахватами всего чего угодно. На Массандровском винзаводе вам с удовольствием расскажут историю о том, как сын президента В. Ющенко Андрей вместе со своими друзьями издевались над персоналом завода, требуя подавать им коллекционные вина позапрошлого века. Эти вина в своё время прятали от немцев, а теперь пришли как бы свои.

Короче говоря, с любовью не складывалось. А как могло сложиться, если эта самая «любовь» началась с «поезда дружбы» 1992 года, на котором в Севастополь приехали бандеровцы из УНА-УНСО, уже тогда давшие понять, как собираются строить отношения с крымскими «москалями». Но, когда оказалось, что Крым благополучно отчалил из порта украинской помойки, выяснилось, что там ― в Киеве и окрестностях ― скопилось столько неизлитой любви к жителям полуострова, что впору было подвинуть древних поэтов, как бы закрывших тему любовной поэзии, и сочинить нечто новое ― великое и абсолютное. Но, как это обычно бывает у незалэжных украинцев, с великим не сложилось, но кое-что сочинить им удалось: в 2016 году Сусана Алимовна, более известная как Джамала, исполнила на Евровидении песню под названием «1944» о том, что Сталин депортировал крымскотатарских онижежедетей, получив от совестливого и демократического жюри главный приз. То, что их высылали за вполне конкретные провинности в виде сотрудничества с немецкими оккупационными войсками, об этом решили не упоминать. Но на самом деле попытки заставить крымчан любить Украину начались ещё раньше.

Весной 2014 года Украина перекрыла Северо-Крымский канал, по которому на полуостров поступало 2/3 всей пресной воды. Похоже на действия какой-нибудь средневековой вражеской армии, осаждающей чей-то город, не так ли? Однако на Украине тогда это представили не так. Всего посылов было три: официальный, политической и идеологический. Официальный состоял в том, что управление канала не может заключить договор на поставку воды. Депутат фракции «Батькивщина» Андрей Сенченко тогда сказал, что «из Крыма никто не приезжает на заключение соглашения». Политический состоял в том, чтобы повысить для России издержки по обслуживанию Крыма и получить, как казалось начальству Украины, какие-то козыри на каких-то переговорах. Идеологический посыл крылся в следующем: Крым без Украины ― ничто и вы там ещё приползёте к нам за нашей водой. Особый сюрреализм ситуации придавало то обстоятельство, что в то время по украинскому Геббельс-ТВ неустанно крутили репортажи, концентрированно нафаршированные любовью к Крыму и сочувствием к крымчанам, попавшим под «оккупацию» и «засуху».

Дальше, после водяных пыток пришёл черёд пыток электрических. Всё, естественно, во имя любви. Осенью 2015-го была взорвана ключевая ЛЭП. Через нее электроэнергия шла через Украину в Крым, за которую последний исправно платил. Из-за этого под угрозой обесточивания оказалось около 40 процентов Николаевской и Херсонской областей, а также резко повысились нагрузки на Южно-Украинскую и Запорожскую АЭС, которые не были готовы к подобному перформансу, а Углегорскую и Приднепровскую ТЭЦ и вовсе пришлось перевести в аварийный режим.

За подрывом стояла банда Л. Ислямова, одного из членов запрещённой на территории РФ террористической организации «Меджлис». Там же были и другие ребята ― из «Правого сектора», «Азова» и ещё каких-то тому подобных криминальных коллективов. Следуя в фарватере случившегося, украинское правительство уже официально в ноябре объявляет о блокаде Крыма. Однако всё получилось, как обычно, наперекор украинским хотелкам: уже 8 декабря состоялось частичное снятие энергетической блокады, а 14 апреля ― полное, когда была запущена первая проложенная нить энергомоста с Большой земли.

Каких целей пытались достичь украинские патриоты данной акцией? Тех же, что и ранее: официальной, политической и идеологической. В это время в украинских социальных сетях, а также по Геббельс-ТВ активно рассказывали о том, как им всем жаль крымчан, которые страдают и которым, конечно, раньше жилось лучше. Особенно тогда жалели татар. Стоит отметить: постмайданная украинская власть и сейчас отличается удивительной любовью к крымским татарам, называя их коренным населением Крыма, что, конечно же, не так, и даже поговаривая о том, чтобы сделать его ― Крым ― крымскотатарской автономией, по поводу чего в Верховной раде даже был зарегистрирован соответствующий законопроект.

Ну а простые национально-сознательные украинцы, как обычно, включили свою старую пластинку на тему «приползёте на коленях». Но и на этот раз попытка заставить полюбить Украину силой не увенчалась успехом. Власти Крыма и РФ просто энергичнее работали в направлении обеспечения полной самодостаточности, и теперь Крым сам готов продавать излишки электроэнергии на Украину, чьё население с каждым годом платит за электричество всё больше и больше.

На этом фоне случилась новая блокада, так называемая продовольственная, когда очередные патриоты-активисты и какие-то непонятные комбаты непонятных батальонов прибыли на границу с Крымом с целью перекрыть крымчанам доступ к украинским продуктам. Заморить голодом ― ещё одна чисто украинская метода по повышению градуса любви к Украине.

Сразу нужно сказать, что машины с продуктами всё же ехали, но, поскольку отважные блокираторы тупо брали взятки за провоз, конечная стоимость таких продуктов заметно повышалась, и им было всё сложнее соперничать с продуктами, завезёнными из Кубани и ближайших регионов «Большой земли». Ну а затем, в 2019-м году, чтобы помочь украинским патриотам, в Кремле взяли да и запретили ввоз в Крым украинских товаров, среди которых продуктам питания уделялось основное внимание. Под запрет попало практически всё, что только можно, и фуры с украинской едой перестали пропускать уже российские таможенники, которые, как известно, мзды не берут.

Среди позорных попыток заставить полюбить Украину эта была самой забавной. Начавшись как глупая шутка, в итоге она превратилась в посмешище, что, впрочем, не помешало депутату Верховной рады С. Семенченко (родом из Севастополя, кстати), бывшему боевому аферисту, побывавшему со своим батальоном «Донбасс» (который дважды был почти полностью разгромлен ополченцами ДНР) в нескольких котлах, выразить удовлетворение торговой блокадой Крыма. Что конкретно его удовлетворило ― непонятно, ибо, кроме объявления о пресечении коррупции и желании неукоснительно выполнить соответствующий украинский «блокадный» закон, он ничего более не обнародовал.

Пока происходили все эти истории, СБУ, а также чёрт знает какие ещё структуры отправляли в Крым диверсантов для организации терактов. В те годы в Сети частенько всплывали репортажи о задержанных преступниках, у которых были схроны оружия и взрывчатки и которых украинские спецслужбы благословляли на самые ужасные подвиги. Лично мне запомнилась история, рассказанная одним таким задержанным, для которого провезли взрывчатку внутри покрышек автомобиля. Он должен был взрывать газопроводы и линии электропередач, а главным образом, устроить взрыв на пароме. Всё это, естественно, за деньги. Знаете, сколько ему обещали? 150 долларов в месяц, на тот момент около 9000 рублей, или 4000 гривен. Недавно американские террористы, задержанные на территории Венесуэлы, которые должны были выкрасть или убить президента страны, говорили, что за выполнение задания каждому из них обещали до 50 000 долларов ― в разы меньше, чем платили киллерам в 90-е за ликвидацию глав конкурирующих банд. Но на этом фоне украинские добровольцы всё равно выглядят особняком.

Естественно, мы не можем рассчитывать на официальные признания со стороны СБУ, поэтому здесь можно только строить догадки. Есть мнение, что подобными акциями крымчан также пытались заставить полюбить Украину вопреки всему. Логика Киева тут понятна: вы жили спокойно при нас, а теперь вот получайте. Фактически это никак не отличается от действия рэкетира, сжигающего торговую точку отказавшегося платить дань бизнесмена.

Но тут нужно понимать украинскую логику и ментальность. Там считают, что угрозами и силой можно заставить если не любить, то хотя бы бояться и как бы уважать того, от кого эти угрозы исходят. Однако по факту ничего, окромя всевозрастающей ненависти к Украине и украинцам, такие действия не вызывают. Знаете, это как некоторые семейные пары после расставания: кто-то продолжает сохранять приятельские отношения, а кто-то чуть ли не наёмных убийц нанимает, чтобы отомстить своим бывшим. Украина пошла по второму пути.

Вот представьте себе такую историю: мужчина и женщина расходятся с криком и дракой, а затем у одного из них появляется некая дорогая вещь, например автомобиль, дом или что-то типа этого. В итоге второй, удивлённый столь неожиданным и дорогим приобретением, а также строящий аморальные теории по поводу путей получения этой ценности, начинает вынашивать планы по её уничтожению или в крайнем случае по приведению оной в негодный вид. Последнее ― это квинтэссенция украинства.

Так вот, если говорить о ценности для Крыма, речь идёт прежде всего о мосте: белая футуристическая громадина, которую евроукры не смогли бы создать даже с помощью инопланетян, является предметом незаурядной зависти. И вместо того чтобы создать у себя нечто подобное, патриотически настроенные украинцы начинают ждать, когда мост развалится. Ждать и страстно желать этого. Но некоторые идут дальше простых ожиданий. Например, одиозный украинский депутат (а есть там вообще другие?) И. Мосийчук с высокой трибуны выступил с призывом уничтожить Крымский мост. Недавно депутат Государственной думы К. Затулин сообщил, что СБУ планировала устроить взрыв на данном мосту перед приездом президента РФ В. Путина, проехавшегося тогда на КамАЗе. Что говорить, если только по итогам 2019 года, как сообщает «Комсомольская правда», за подготовку терактов в Крыму срок получили 79 человек. Обо всех них не рассказывают по телевизору, но работа, вне всякого сомнения, ведётся. Ведётся с двух сторон. Одни хотят заставить любить себя, а другие эту любовь отвергают.

Ну а что остаётся простым громадянам? Как им внести свою посильную лепту в повышение коэффициента любви крымчан к бывшей мачехе? Наиболее отчаявшиеся отправляются в Крым, чтобы не только поплавать в море или поесть персиков, но и внести свою лепту в сферу принуждения к насильственной влюблённости жителей южного полуострова. Некоторые их потуги наблюдать довольно занятно. Например, эти граждане очень любят ходить в вышиванках. Со стороны это выглядит как индивидуальный гей-парад где-нибудь в периферийном и не очень толерантном регионе. Следующей попыткой наладить взаимоотношения являются листовки, расклеенные тёмной ночью по столбам. Всех их объединяет сбивчивая логика и похожесть по стилистике на немецкие агитки времён ВОВ. Ну а последней, самой моей любимой акцией является рисование украинского тризуба на всевозможных вертикальных поверхностях. Кто посмелее ― лезет на скалы и малюет данный символ на каком-нибудь заметном издалека камне, кто потрусливей ― делает это где-нибудь на задворках, на стенах гаражей или каких-нибудь производственных зданий. Это у них от бессилия, которое они осознают в полной мере, что доставляет отдельное удовольствие.

И вы спросите, так удалось ли украинцам вернуть прежнюю любовь крымчан? Может, хотя бы частично? Как можно отвечать им на подобные акции, и, вообще, стоит ли? Отвечая на последний вопрос, скажу, что однозначно стоит, особенно если эти перформансы и инсталляции подпадают под вполне конкретные статьи Административного и, конечно, Уголовного кодекса РФ.

Что до хождения в вышиванках… Вы когда-нибудь видели на улице сумасшедшего, делающего что-нибудь непристойное? Вот приблизительно такое отношение у местных жителей к подобным персонажам. Поэтому их вышиваночные вояжи, пожалуй, можно даже приветствовать. В конце концов, что плохого в национальном костюме? Вон на набережной Ялты систематически выступают перуанские музыкальные ансамбли, плюющие на санкции и недопустимость коммерческой деятельности на территории полуострова. Они разодеты в перья, а их тела затейливо разукрашены национальными орнаментами. А где-то ходят в вышиванках. Ну что ж, если бы они ещё спели что-нибудь ― было бы вообще хорошо.

Ну, а что до любви крымчан к украинству, то её никогда и не было. Крым достался евроукрам случайно и закономерно отчалил домой, однако фантомные боли Киева ещё продлятся, как длятся боли по поводу того же Таганрога, который кратковременно был в 1918 году столицей Украинской Советской Республики.
Сергей Донецкий